Психотехники Бессознательного
Илья Шальнов

   Главная  ПБ  ССПТ  Языки  ВКонтакте 

Возвращение Зверя

Шиза - это очень часто Ненависть. По-другому - Зверь! И Зверю этому надо кого-то подрать.

Зверя можно травануть нейролептиками. Но перестает человек принимать нейролептики, и происходит обратное пробуждение Зверя.

И тогда к человеку приходит понимание, что надо кого-то задрать.

Но, конечно, оно не так оформляется в сознании. В сознание приходит понимание, например такое, что кто-то точно плохой, и надо эту правду ему высказать. Всегда надо было, а теперь совсем пора! И он не просто плохой - а через него проявляется вся плохость этого мира, и за всю эту плохость он в ответе.

Зломыслие

Зломыслие - это твоя убежденность, что кто-то делал или делает против тебя скрытое зло, несмотря на то, что ты не можешь ни сам распознать это зло, ни другим объяснить, в чем оно проявлялось. То есть, это латентный бред - самый худший: ты уверен потому что уверен.

И тут включается классическая логика бреда. Если мне хочется кого-то подрать, значит есть что-то заслуживающее подрания, и, стало быть, есть скрытое зло, но из-за хитрости этого зла я не могу вывести его на чистую воду.

Причем, допустить, что это был смысловой глюк, и не было никакого зла, человек категорически отказывается.

Зверь (Психоз): Почему ты считаешь, что я должен допустить, что это был глюк, а ты не должен допустить что глюк был у тебя?

ПТ: Я-то как раз готов допустить. Это я был Зверем? Хорошо, давай вспомним, когда я говорил что-то для тебя разрушительное? Что именно разрушительное для тебя я тогда сказал?

Зверь: Я не помню. У меня память хуже, чем у тебя, но я точно знаю, что ты творил зло.

ПТ: Нет проблем восстановить тот разговор. Я как тогда думал, так и сейчас. При желании можно вернуться к тем же разговорам, и тебе также, как и тогда покажется, что тебя атакуют, хотя тебя никто атаковать не будет. И даже сейчас ты меня атакуешь, хотя мы говорим на нейтральную тему - о том, как строить общение.

Это элементарная культура спора - всегда в разговоре надо допускать свою возможную неправоту (свою глючность). Я предлагаю тебе этому научиться. Это очень важно, и это профилактика бреда. В этом нет ничего разрушительного, но ты ведешь себя так, будто тебя атакуют, а ты контратакуешь. Послушай свои напряженные интонации. Послушай, как спокойно и невраждебно говорю с тобой я.

Зверь: Зачем возвращаться к старым темам, если они опять приведут к старым ссорам?

ПТ: Ты сейчас сможешь критически посмотреть на свои реакции в этом нашем нынешнем разговоре на старую тему (необходимости отказа от зломыслия), и посмотреть, действительно ли был и есть повод обижаться, или обиды были без повода - глючные?

Зверь: Не хочу говорить на эту тему. И на форумах ты пишешь хитро, маскируя свою агрессию.

ПТ: Ты имеешь сколько угодно времени, чтобы найти в моих текстах предполагаемую скрытую агрессию и мне её предъявить. И мы можем обсудить, агрессия ли это. И раньше мы записывали наши разговоры в аудиофайлы, чтобы ты мог прослушать их сколько угодно раз и понять, что же там такое скрыто-агрессивное присутствует. Но ты никогда ничего предъявить не можешь, кроме своей убежденности, что я - это скрытое зло.

Зверь: Почему я должен допустить, что я глючил и глючу, а ты не должен допустить, что глючил ты?

ПТ: Идем кругами. Я уже не раз говорил, что готов допустить, что я глючил. Ты этот мой ответ забыл - подумай, не трюк ли это подсознания (Зверя) - постоянно забывать один и тот же много раз данный ответ.

Сам же я профессионально контролирую, а не делаю ли я бессознательно какое зло. Поэтому, если тебе кажется, что зло есть, но ты его не можешь найти, подумай, а в самом ли деле оно есть, если даже и профессионал этого поиска его не находит.

Зверь: Ты заставляешь меня верить, что я не прав, апеллируя к своей профессиональности. Это нечестный аргумент.

ПТ: Я не заставляю тебя верить. Я говорю тебе допусти, и мой профессионализм - это дополнительный повод это допустить, хотя допустить это нужно в любом случае. Как я всегда допускаю. Хочешь исследовать меня на предмет скрытого зла - добро пожаловать - дай мне психотерапию. Займись мной. Я только рад буду этому. Допускать, что оппонент прав в споре всегда надо. Даже если он несет, как ты думаешь, откровенный бред. Один к тысяче, что он может быть прав. Вот случай, когда думали, что у человека бред...

Зверь: Я не хочу слушать твоих примеров. Твои примеры - это твои трюки. Говори без примеров. Вот ты сказал, что тут я проглючил. Почему ты думаешь, что ты безусловно прав?

ПТ: Я не утверждаю, что я безусловно прав. Всякое сказанное мной можно подвергнуть сомнению и обсуждению.

Зверь: Но ты этого не сказал.

ПТ: Потому что это относится к каждому моему предложению. Я не буду снабжать каждое предложение подобным комментом. Я этот коммент выношу за скобки. Но он всегда присутствует. Человек может ошибаться. Errare humanum est. И я могу ошибаться, даже, если я думаю, что 1000 к 1, что я прав.

Зверь: Тысяча к одному - это значит, что абсолютно уверен.

ПТ: Это значит, что это одно заслуживает того, чтобы допустили его правоту по полной программе. Предположим, ты говоришь с человеком, у которого, как ты считаешь 1000 к 1 бред. Скажем, он верит в инопланетян. Ты все равно допустишь, что он прав. Это культура общения.

Зверь: Не надо примеров! Эти примеры - это твои трюки! Это способ провести зло!

ПТ: Допусти, что это не зло. Не зломысли.

Зверь: Значит, я не могу допустить, что ты проводишь зло? Не могу подвергнуть твою правоту сомнению? Ты требуешь, чтобы я допустил, что где-то сглючил, но сам не даешь допустить, что сглючил ты?

ПТ: Мы ходим кругами. И твоя забывчивость похожа на трюк - на произвольное забывание. Зломыслие - это не допуск, что кто-то творил зло. Допускать ты имеешь полное право и обсуждать, что тебе показалось злом. Зломыслие (мы много раз об этом уже говорили) - это ОТКАЗ ДОПУСТИТЬ, что то зло, которое ты предполагаешь в человеке, на которое ты не можешь указать - это глюк. Покажи, что тебе видится злом во мне, попроси объяснить, какие у меня были мотивы сказать это, и там думай. А пока что тебе указать не на что.

Зверь: Я точно помню твои слова в этом нашем разговоре. Тогда ты своей некатегоричности («я так думаю, но допускаю, что ошибаюсь») не добавил, то есть, был категоричен.

ПТ: Точно помнить слова в разговоре ты едва ли можешь - нет у тебя такой суперпамяти. Но главное - мои слова всегда (!) не точны. Это вообще свойство слов. Только в исчислении и программировании слова совершенно точны. И даже в программировании человек часто пишет не то, что имел в виду. Важно не что человек сказал, а что он имел в виду - и это всегда можно и нужно уточнять.

Зверь: Это твое трюкачество. Ты не хочешь брать ответственности за свои слова. Сказал одно - потом «я не это имел в виду».

ПТ: Слова всегда не точны. Даже в программировании ты делаешь ошибки в словах. Потом программа не идет или делает не то, что ты имел в виду. И тогда слова уточняются (машинный код исправляется). В этом нет никакого трюкачества. Так строится любой разговор. Важно, что человек имеет в виду - надо уточнять.

Зверь: Я с этим не согласен. Ты хочешь атаковать меня, и пользуешься трюками, чтобы уйти от ответственности.

ПТ: Это опять зломыслие. Оно недопустимо. Твое игнорирование заповеди на запрет зломыслия - это движение кругами. Это выглядит как трюк. Это похоже на латентный бред. Тут требуется особое внимание.

Зверь: Никакой это не бред! Я это точно знаю!

Так дальше говорить не будем

Продолжать разговор в таком ключе - ввести человека обратно в глубокий психоз.

Потому так говорить мы не будем.

Будем говорить через дружелюбность или даже через виртуальные обнимашки, иначе разговор будет только провоцировать психоз.

Если человек бросит со мной общаться, то мы это уже проходили. В прошлый раз это кончилось драматически. Не исключено, что и в этот раз так кончится. Хорошо, если я ошибаюсь.

Если вернемся к дружелюбному общению, значит на своем первом возвращении после отмены нейролептиков, Психозу не удалось увести человека. Бог даст - вообще не удастся.

Предположим не удалось убедить

Предположим, не удалось убедить человека вернуться в конструктивность. Получится, что долгие часы терапии ни к чему не привели? Сняли нейролептики, изменилась биохимия, и опять исчезла всякая рациональность, ушла способность понимать. Значит ли это, что не стоило вообще ни в чем разбираться? Значит ли это, что весь полученный опыт ничего не стоит и шиза неизлечима?

Я ни о чем жалеть не буду. Я буду и дальше исходить из оптимистической гипотезы, что шиза - это всего лишь сбой мысли. И что даже, если кто-то отдался зломыслию, это не значит, что отдача зломыслию - это судьба. У одного не получилось, и у другого не получилось - у третьего - Бог даст! - получится. Только теперь мы будем искать правду не ради выздоровления, которого может и не случиться, а ради самой правды.

Вина психотерапевта

Пациент сорвался – виноват психотерапевт. Не нашел нужных слов.

Для психотерапевта локус контроля – всегда его.

Да и «виноват» не самое лучшее слово. Не нужно себя упрекать за эту неудачу. Психотерапевт всегда несовершенен, потому будут игры, которые он будет проигрывать.

Те игры, которые он проигрывает сегодня, - бог даст – он начнет выигрывать завтра.

Вина пациента

С другой стороны, с кармической точки зрения, вину пациента ничто не отменяет, и расплачиваться будет именно он.

Если вы атеист, то карма для вас – это законы природы по которым действия приводят к изменениям в душе, что приводит к естественным последствиям.

Помни о вечности !

 Илья Шальнов
 http://shalnov.ru

Skype: ilyashalnov  
+7 (916) 277 0916  
ilyashalnov@yadex.ru