Психотехники Бессознательного
Илья Шальнов

   Главная  ПБ  ССПТ  Языки  ВКонтакте 

Две противоположные стратегии – диалектически разбираться в себе и своих отношениях или выстраивать защиты

Владимир: Лечить именно шизофрению (или шизофреноподобное состояние) разговорами как на философском факультете в принципе не только бессмысленно, но и жестоко. Потому что вы сломаете (рискуете сломать) хрупкую естественную защиту, которая так или иначе выстраивается сама собой, природным образом, у любого человека, находящегося в ремиссии. И каждая защита - уникальна, потому что зависит от биографии, от травм, от судьбы, от личного опыта. Не дай бог её серьезно повредить. Ваши рассуждения о том, что это не принесет вред - ни на чем не основаны, даже на статистике, при всей лукавости этого аргумента.

И ещё: о некоторых вещах лучше не знать, как они работают. Не лезть, не нарушать хрупкое равновесие. Потому что каждый человек (и эта группа тому яркий пример) - существо малологичное. Точнее, у каждого своё ощущение логики и правды. Здесь очень важно понимать свою внутреннюю уязвимость. Многие проблемы, которые мы носим с собой, тем не менее, быть может защищают нас от намного худшего.

Илья: Владимир, цель психотерапии заключена именно в устранении «естественных защит». Потому что суть шизы именно в этом - в отгораживании от других и от себя в целях «естественной защиты». Одна из защит, к примеру, - это кататонический ступор. Не дай бог её серьезно повредить??? Если бы ты сказал только «бессмысленно», но ты сказал «жестоко». И этим ты как раз указал на то, что это не бессмысленно - что это как раз движение в нужном направлении. Где сопротивление, там и надо копать.

Владимир, я ведь тебя лично не уговариваю отказаться от твоей системы избегания триггеров. Ты себя оберегаешь. Ну оберегай... Но кто-то скажет «я не хочу себя оберегать - я хочу разобраться во всем, я хочу выздороветь, я хочу быть сильным, хозяином своей судьбы, я готов ради этого идти на любые риски, я не хочу бояться». Это мой человек.

Владимир: Илья, вы знаете, я родился больным, у меня серьезное врожденное заболевание. И меня выходила мама. Еще бабушка. Еще в моей жизни был дед - я ему благодарен за то, что он был. Они чувствовали меня и мою жизнь, душу. 99% настоящего добра мне сделали эти три родных человека. И они в том числе выстраивали мои личные защиты. Конечно, сами того не понимая. И вот так же, как я воспринимаю их как светлое начало в жизни, так же я негативно отношусь к школьным «учителям» (всем!), одноклассникам, врачам и так далее. Они сделали очень много зла, сами того не понимая и не чувствуя. Это не просто жалобы, это очень даже обдуманный и продуманный вывод из личного опыта. Зло может приводить разные аргументы, и сколько же я их слышал в жизни! Но зло остаётся злом. Зло может пользоваться демагогией как вы сейчас сделали. Вы ведь прекрасно понимаете, что я имел в виду под защитой.

Именно поэтому я категорический противник таких вот позиций как ваша. Вы ни за что не отвечаете, когда пишете всё это. Когда экспериментировать - делайте это на себе самом, какие проблемы? Помните в библии: «не дай бог соблазнить одного из малых сих».

Илья, «в нужном направлении»? – кому нужном? Я это уже слышал. Слышал от сектантов, слышал от дуры-психиатра с эзотерикой в голове и так далее. Вот та самая дура-психиатр однажды столкнула меня в бездну, из которой я не могу выбраться до сих пор. Это страшно. Она не поняла даже, что делает. А я слишком поздно понял, насколько же по-разному все люди мыслят, и что доверять можно только тому, кого знаешь по-настоящему, что действительно близок и мыслит так же как ты. Илья, «идти на любые риски» - это всё пир за чужой счёт. Типичная, кстати, сектанская позиция. И секты бывают не только религиозные.

Илья: Владимир, ты боишься спорить? Ну зачем тогда ты споришь? Вот ты обвинил меня в демагогии. С точки зрения психотерапии с этим обвинением надо было бы серьезно работать. С какого потолка ты его достал, и зачем ты это сделал? Но ты же не готов над этим работать. Это один из фокусов шизы - обвинить, но уйти от разбора, обосновано ли обвинение. И там дальше будет масса стандартных и хорошо известных трюков. Там начнется движение кругами, когда человек будет соглашаться, но потом «забывать» о своем согласии, чтобы начать все сначала. И тогда надо будет работать над эмоциональным отторжением - над способностью обнять, своего «врага» например. Но ведь это все не для тебя. Сейчас ты хочешь доказать, что ты болеешь не потому, что не нашел пути, который был, не потому, что плохо искал, а потому, что пути вообще нет. С этой верой много спокойней, не так ли?

Владимир: Демагогия в данном случае - это упоминание кататонии в качестве «защиты». Именно и конкретно это. Илья, вы помните, кто сказал: бойся тех, кто знает как надо? Что вы, собственно, делаете в этой группе? Вот когда пишете подобные посты? Да, и насчет «обнять» - это не ко мне точно. Я очень аккуратно отношусь к слову «прощение», к слову «враг» и так далее. У нас разная аксиоматика (но это как раз нормально). И отторжение, и ненависть с моей точки зрения - это оч. хорошая, полезная защитная реакция. Ненависть, основанная на понимании и знании жизни - это ценность, знаете ли.

Илья: Владимир, я не против ненависти. У нас разная аксиоматика, но проблема в том, что аксиомы, как правило, не осознаются, потому что кажутся очевидными. Для тебя, например, очевидно, что можно назвать человека демагогом, если он говорит, что «кататония - это защита». Ты даже не допускаешь мысли, что это антидиалектично и латентно (потенциально) шизофренично. Именно подобные аксиомы и надо подвергать сомнению.

Владимир: Илья, а зачем их подвергать сомнению, если я понимаю, что прав? Стены, которые хранят город, должны быть крепкими, иначе от них нет пользы.

Илья: Владимир, тому, «кто мыслит так же как ты», доверять категорически нельзя, как нельзя доверять самому себе. Потому что твоя задача - как раз найти, где ты видишь вещи неправильно, какую сомнительную мысль воспринимаешь без критики, чтобы обрести новое мышление. Задача не укрепить свою картину мира, а перестроить её.

Насчет каких-то сект. Мне во всем приходилось разбираться самостоятельно. Лучшее, что могло бы со мной случиться - это попасть в «секту», где такие же как я так же, как я пытаются разобраться и готовы делиться своим опытом. Но таких сект не было, и нет к большому моему сожалению.

Владимир: Илья, так доверие не исключает критичности ни к себе ни к другим. Это просто другой уровень контакта, более близкий, но и критичность, и определенное отторжение внутреннее всё равно существуют как же без них? Спорить с самим собой тоже полезно, но на совсем другой платформе, где нет предательств, корысти, скотства, боли, манипуляций, угроз.

Человек напоминает мне город с высокими крепостными стенами. На них стоят защитники города, кто-то с котлами кипящей смолы, кто-то с копьями, кто-то с катапультами. И их цель - не давать себя обманывать, использовать, разрушить, снова столкнуть в страшную чёрную воду страдания. А мир жесток, туп и равнодушен. Включая соседей, знакомых, врачей или виртуальных собеседников. Я проходил через всё это. Так что пусть в этой чёрной воде барахтаются враги, а не я. И в этом тоже смысл - пусть те, кто причиняет зло, пусть даже не задумываясь о том, узнают зло на своей шкуре. А я постою в сторонке. Те, кто любят давать советы, тоже могут причинять много зла - молодым и неопытным. Тем, кто не знает, что такое жизнь.

Илья: Владимир, про психологические защиты анекдот вспомнился.

Ребята ловят рыбу. Из леса выходит мужик в телогрейке и спрашивает:

- Много фашистов в деревне?

- Каких фашистов? Война закончилась 30 лет назад!

- Как закончилась? А зачем же мы тут в лесах скрываемся?

Ты продолжаешь жить в осадном положении. Аргументы - это не то, от чего надо отгораживаться. Это то, в чем нужно разобраться.

Владимир: Илья, ну... в контексте современной Укры - да, хороший анекдот. Я помню, на шизонете я когда-то любил анекдоты про бандеровцев рассказывать... это было ещё в 2009-ом... и я не мог понять, почему некоторые люди их так болезненно воспринимают. «Пан має час та натхнення», пиляє москаля чуть ли не лобзиком... - ну смешно же! В какой-то момент я перестал рассказывать такие анекдоты в принципе - слишком жизнь стала похожа на анекдоты. Вплоть до пресс-конференций перебежчиков-палачей. И уже не поймешь, кто мрачные байки травит, кто правду рассказывает, кто фейки новые создаёт...

Так вот и в жизни больного человека - чувствовать надо, что можно менять и с чем разбираться, а что - ни-ни трогать и боже упаси! Чтоб анекдот жизнью не стал. Я в психушке, Илья, с 2001-го не был, но мне она по ночам часто снится. Проклятые ночные кошмары, вполне адекватные пережитому, если правильно их понимать. И я не хочу снова там оказаться. И другим не желаю, если кто-то может удержаться. Многие вещи не стоит ворошить, лучше с ними жить тихо-спокойно. А то вытянешь бандеровца из схрона - и не будешь знать, что с ним делать дальше.

Илья: В душе шизофреника подчас полно обид, в том числе несправедливых (когда никто и не обижал), фрустраций, вины за жуткие сексуальные преступления, которые, быть может, вообще не преступления, а только безобидные и естественные сексуальные мысли, разных противостояний. И все это вытесняется из сознания… Эти авгиевы конюшни нужно прочистить, иначе мира в душе не будет.

Помни о вечности !

 Илья Шальнов
 http://shalnov.ru

Skype: ilyashalnov  
+7 (916) 277 0916  
ilyashalnov@yadex.ru