Психотехники Бессознательного
Илья Шальнов

   Главная  ПБ  ССПТ  Языки  ВКонтакте 

Стоит ли верить науке, когда она утверждает, что шизофрения неизлечима?

Наука этого не утверждает

Во-первых, наука этого давно уже не утверждает. Многие психотерапевты давно уже успешно лечат шизофрению, делятся опытом, пишут книги. Это наука.

С другой стороны, есть масса психиатров-динозавров, которым в институтах объяснили, что это заболевание неизлечимо, и они ничего другого слышать не хотят. Это не наука, а обоз. Это не то, где мы сейчас - это то, где мы были раньше.

Профессора могут врать

Но даже, если бы какая-то наука это и утверждала, то примеров того, что наука утверждала, как доказанную научную истину, разное вранье - просто море. Профессора в большинстве своем, как и другие простые люди, по причине своей трусости и продажности любое вранье готовы продвигать, как истину. Тоталитарные режимы обеспечили нас бесконечным количеством примеров подобного рода «научных» консенсусов - и психиатрия снабдила нас позорнейшими из примеров. Если даже в генетике и кибернетике по заказу властей возможно торжество абсолютного вранья, то что же говорить о науках, напрямую влияющих на взаимоотношения людей?!

И профессоров никакие аргументы не переубеждают

К новым консенсусам наука приходит по большей части не потому, что ученые меняют свое мнение, понимая и принимая сильные аргументы оппонентов, а потому, что те, кто верил в морально устаревшие гипотезы, умирают от старости, и им на смену приходят люди с новым взглядом на вещи.

Но в базовых-то вещах должен же быть консенсус?

Типа, дважды два - четыре? В фонологии, к примеру, до сих пор не могут прийти к согласию, сколько гласных фонем в русском языке. Пять или шесть. Большинство фонологов считают, что их пять. В школах учат, что их шесть. Одна школа (Московская) считает ошибочной позицию другой школы (Ленинградской) и наоборот.

К пониманию, что количество фонем в фонологической системе зависит от того, какую задачу эта система считает приоритетной, фонологи не пришли. В одном случае их будет 5, в другом случае будет 6. А всего нужней была бы система, в которой их 10, но это понимание, сформировавшее когда-то нашу письменность, затерялось в веках.

Так что отсутствие консенсуса и в базовых вещах вполне себе возможно.

И люди могут честно ошибаться

Но самое интересное, что даже там, где люди совсем не хотят врать, и всей своей душой хотят найти истинное знание, где профессиональная сила мастеров не вызывает никакого сомнения, - согласие самых высоких авторитетов в самых базовых вещах не означает, что авторитеты правы.

Примером того является игра Го. Уж там-то, как нигде еще, можно почувствовать силу мастеров. Уж там-то врать не хотят, потому что там за вранье сразу сурово наказывают - разгромно обыгрывают. Уж там-то слабый игрок никогда не сможет выдавать себя за сильного, что в обычной жизни наблюдается сплошь и рядом. Скажем так, там академики вроде Лысенко или президенты вроде нынешних в принципе невозможны.

И даже в этой игре были общеизвестные многовековые убеждения, которые оказались совершенно неверными. Причем, в самых базовых вещах. Считалось, к примеру, что начинать с хода в угловую звездную точку - это неправильно. До середины двадцатого века. Но именно этот ход стал одним из самых популярных в середине двадцатого и остается таковым по сей день. А программа Альфа-го, которая научилась играть гораздо сильнее людей, играла совершенно игнорируя многие вековые «истины», и выигрывая.

Я помню, как мне рассказывали, почему не стоит делать вторжения в угол в начале партии. Ну очевидно же, что это приводит к таким-то и таким-то очевидно нежелательным последствиям. Я тогда сказал, что мне кажется, что, действительно, последствия нежелательные, но что нежелательность этого вторжения в принципе для меня совершенно не очевидна. А теперь, после Альфа-го, это вторжение стало обычным делом.

То есть, я никогда не был мастером Го, и в силе супермастеров я никогда не сомневался, но мне никогда не следовало в своей игре верить общепринятому консенсусу, а думать следовало исключительно своей головой.

Если бы вся мировая наука сейчас бы сходилась бы к тому, что шизофрения неизлечима, я бы верил бы не мировой науке, а тому, что вижу своими глазами. А я видел своими глазами, как люди психологически, а не «эндогенно» запутывались и проваливались в психоз. Но наука сейчас уже на моей стороне, а что динозавры всё ещё в большинстве, так это обычное дело. С динозаврами так всегда: сегодня их много - завтра они вымрут.

Помни о вечности !

 Илья Шальнов
 http://shalnov.ru

Skype: ilyashalnov  
+7 (916) 277 0916  
ilyashalnov@yadex.ru