Психотехники Бессознательного
Илья Шальнов

   Главная  ПБ  ССПТ  Языки  ВКонтакте 

Моя Кащенка и Посттравматическое Антистрессовое Настройство

Я уже не мог учиться в университете. Выбор у меня был взять академический отпуск или идти в армию. Вероятно, там бы меня убили, и я это понимал. С академическим отпуском оказалось, как ни странно, возможно. Но для этого понадобилось пойти к психиатру. Психиатр прописала мне витаминки и предложила лечь в 12 больницу, чтобы там отдохнуть и аутогенными тренировками позаниматься.

12 больница оказалась неплохим местом, - парком, в котором стояли корпуса. В парке можно было гулять, играть в настольный теннис, общаться с интересными людьми, играть на гитаре. С питанием было хорошо. Даже в город можно было оттуда выходить.

Всё бы хорошо, да только психотерапию и аутогенные тренировки мне никто не предлагал, а выписали тяжелейшие лекарства, последствия от которых остались на всю жизнь. До этого я не знал, что такое жара, а с этого момента узнал - и навсегда. Обливался потом. До этого зрение было нормальным, а тут все поплыло и в норму уже никогда не вернулось (осталось немного близорукости). И вес тела на всю жизнь был сбит. И координация расстроилась, и интеллект пострадал. По голове это тогда сильно ударило. И было два месяца подобного лечения.

И после выписки из больницы оказалось, что надо было продолжать пить эти лекарства. Положительный эффект от них то ли был, то ли не было - что значит, его не было от слова совсем. Но врач этого не поняла.

После этого я попал к академику (в скором будущем) Тиганову. Он сказал, что депрессия не прошла, и что надо повышать дозы. В самом деле, под его взглядом я выглядел весьма заторможенно. Это было больше под его взглядом. Но и способности мои к обучению были весьма расстроены, и положительных перспектив в жизни не просматривалось (а вырисовывалось вечное тяжелое рабство), и девушки у меня не было. Короче, я был не вполне в порядке, но жизненные обстоятельства от таблеток не улучшались, и счастливей, спокойней, умелей по жизни я от таблеток не становился.

Значит, надо было повышать дозы. Но и это не помогало. И, раз не помогают антидепрессанты в виде таблеток, значит их надо вводить внутривенно. А это можно только в больнице.

Тиганов предложил мне лечь в больницу (имени Кащенко) - дней на десять. Его кабинет был в первом отделении, где люди были в общем-то нормальные, хоть и закрывались там двери на замки.

Кащенка

Раз наука считает, что надо лечиться внутривенным способом, значит надо лечиться внутривенно - наивный я тогда был. И я думал, что это будет первое отделение больницы. Мне сказали дней на десять - я не знал, что это будут четыре месяца. А поместили меня в 33 отделение настоящего дурдома. Кстати, с раздеванием перед женщиной в момент приема. И, как это всегда делается, в палату номер пять, хуже которой только палата номер шесть.

Кругом абсолютные сумасшедшие, которые едят из мисок на полу. Орут, блюют, на соседней кровати идиот (несчастный с уменьшенным мозгом, который никогда не сможет говорить), рядом люди в бреду. И ты среди них.

Кстати, это была далеко еще не худшая из больниц. В коридоры из палат там не выгоняли, и можно было лежать, когда тебе захочется - не только на стуле сидеть. Да и буйных пациентов там не было.

Но то была сильнейшая травма. И положили меня в пятницу, и пару дней мной никто не занимался. Но через пару дней, по блату, через нехочу врачей меня перевели в другую часть этого отделения, где люди были в общем-то нормальными.

Антидепрессанты не помогали

Удивительно, но и внутривенные вливания не привели к тому, что жизнь наладилась, и свет в конце тоннеля не замаячил. Только что мозгов стало меньше от разрушительного воздействия этой химии. Дозы повышали. Амитриптилин, Мелипрамин да Циклодол - и больше никаких инструментов. До судорог, до невозможности ходить иначе как по стенке, до тряски рук такой, что невозможно было выпить стакан воды, не расплескав. Окосел я в 12 больнице от четвертинок таблетки. Тут же давали 8 таблеток амитриптилина и 6 мелипрамина за один прием.

А психология? Какая психология? Ни одного вопроса о том, что случилось со мной по жизни, не было задано.

Лекарства не действовали никаким положительным образом, если не считать интересные глюки, которые на высочайших дозах появились (и ушли, как только уменьшили дозы препаратов).

Вторая травма!

И вот новый трюк. Решили резко снять лекарства. Ну сняли и сняли. Эффекта опять никакого. Но тут стало как-то скучнее, и я попросил дать мне успокаивающего. Собственно, просто так. Но начался расспрос, зачем тебе успокаивающего. Я не знал, что сказать, и сказал, что хотели от меня услышать, типа что жить не хочется, не вкладывая в эти слова никакого особого смысла.

Этого было достаточно, чтобы перевести меня в безумную часть отделения. Я не хотел туда переходить, и от обиды даже заплакал (чего со мной никогда раньше не случалось). Как ни странно, после плача я почувствовал себе вполне неплохо. Оказалось, что это помогает. Но тут мне вполне уже спокойному, и даже очень спокойному, вкололи какую-то дрянь внутривенно, взяли на руки и перенесли в то самое страшное отделение, в палату номер шесть.

И это была сильнейшая травма. И еще меня привязали к кровати. А на следующий день, когда я отказался от еды, сказали, что будут кормить меня насильно. Я сказал, что это не забастовка, а что просто мне пока есть не хочется. Мне сказали, что будут кормить меня насильно - через трубку, через нос.

Начал что-то понимать по жизни

Но тогда я поел. И даже с удовольствием. Потому что понял, что это им не в радость, а в облом. Они хотели меня изнасиловать своим насильственным кормлением, но это у них не получилось.

И еще я понял, что мои психотические реакции на всё, что со мной делали - естественные, в общем, реакции - это именно то, что им нужно, и что нет никакого смысла сходить с ума. И что мой здоровый ум, моя спокойная реакция на всё это безумное издевательство - это им в облом.

И я совершенно успокоился. И, кроме того, интересным открытием было, что кругом были не только абсолютно безумные люди, но и нормальные, интересные. И что на безумных можно было не обращать внимания, а с интересными общаться и неплохо время проводить. И что мне это отделение не страшно.

Самое худшее, что было в этом отделении, если не считать травли психоделиками - это питание, как для свиней. Переваренная лапша с соплями и жиром и солянка с камнями. Ну а вечерний кефир, который тогда давали во всех больницах СССР, там частично разворовывался, так что хватало не всем.

Психиатры ничего не понимали!

Они - психиатры - болваны эти - объясняли мою естественную реакцию на все эти унижения реакцией на снятие лекарств. И когда в следующий раз они резко сняли лекарства, они мне сказали, что надо перейти в безумное отделение, потому что опять может быть такая реакция. Я сказал, что мне без разницы. И я знал, естественно, что никакой реакции на отмену не будет. Её и не было.

Все эти лекарства мне совершенно не помогали. Но плюсом было то, что и на отмены не было никакой реакции. Кого-то ломает - а мне ноль на массу.

Посттравматическое Антистрессовое Настройство

По поводу всех этих стрессов. Это не привело меня ни к какому ПТСР (посттравматическому стрессовому расстройству). Напротив, я благодарен жизни за эти уроки.

Я начал понимать суть системы, и также понимать, что эти идиоты от науки ничего ровным счетом в происходящем не понимают и не хотят понимать. И что твое понимание - это твоя свобода.

Наверно, если бы меня изнасиловали, я бы сказал, «ну подумаешь, изнасиловали - с кем не бывает».

Психиатрию в том виде, в котором она практикуется, я с тех пор презираю - чем дальше, тем больше. И мнение психиатров мне не авторитет. Я своей головой думаю.

И еще я научился понимать Систему, и распознавать среди людей, тебя окружающих, фашистов, которые при ином стечение обстоятельств с легкой душой направят тебя в газовую камеру. Не все, конечно, такие, но таких много. И я спокойно общаюсь с ними.

Такое вот получилось посттравматическое антистрессовое настройство. Спасибо Судьбе за урок.

Помни о вечности !

 Илья Шальнов
 http://shalnov.ru

Skype: ilyashalnov  
+7 (916) 277 0916  
ilyashalnov@yadex.ru