Психотехники Бессознательного
Проект
  Ильи
    Шальнова
Главная

Консультации

Автор, Контакты

http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/

Переписка: о дедах и самозащите

[Александр] Здравствуйте, Илья. Вы писали: "...Боюсь, что у меня просто нет ответа на этот вопрос. Боюсь, что перебить дедов в некоторых обстоятельствах может быть единственным выходом. Хотя доходит до этого не так часто." Почему у Вас нет ответа? Давайте разберемся.

Все молодые солдаты проходят через статус салаги. Как, по Вашему, решают эту проблему большинство из них? Большинство молодых солдат уходит в глухую защиту, если на них нападают старослужащие. Другими словами, они держат удар. Солдаты, умеющие держать удар, всегда в дальнейшей своей службе смогут заставить уважать себя иными способами, чем бить молодых.

[И.Ш.] Боль от удара - это то, что можно вообще не принимать в расчет. Это мелочь, на которую можно не обращать внимания. Необратимые разрушения в организме - это уже не мелочь. Красиво звучит «держать удар», по-мужски! А терпеть сексуальное насилие тоже красиво, тоже по-мужски? Нас е***, а мы крепчаем? Да, с абсолютным беспределом редко приходится иметь дело, но с угрозой абсолютного беспредела мальчишкам приходится иметь дело постоянно. Не трогают тех, кто в худших случаях готов защищаться, чего бы ему эта самозащита ни стоила.

Меня в жизни, по крайней мере, за пределами моей благополучной семьи, никогда не били: это если легкие тумаки в расчет не принимать. Но возможность насилия всегда была рядом, и потому напряжение в душе присутствовало всегда... И ситуация в детстве воспринималась, как естественная, потому что в ней находились все мальчишки. Насилие против мальчишек и мужчин не считается преступлением - во сколько раз меньше говорят о нем, чем о насилии над женщинами, во столько раз чаще оно имеет место. О том, чего стоило это напряжение, говорила готовность почти всех мальчишек нашего круга заниматься карате по два часа в день - то есть, массу сил тратить, чтобы стать защищенней (но карате тогда было запрещено уголовным кодексом).

[Александр] Что происходит в дальнейшем? Молодые солдаты делятся на две четкие группы: те, кого бить совсем неинтересно, и их - большинство, и те, которые под угрозой быть битыми, готовы выполнить абсолютно любое поручение старослужащего, и их - меньшинство. Спросите, почему первых бить неинтересно? Да просто у старослужащих формируется понятие, что больше определенного минимума они все равно ничего не будут делать, просто будут держать удар. А салаги из второй группы превращаются в рабов старослужащих. Именно из этой группы иногда появляются те самые стреляющие.

Со временем обе эти группы превращаются в старослужащих. Но единой группой они уже не становятся. Отношение старослужащих из первой группы к молодым солдатам из первой группы будет довольно сносным, а салаг из второй группы они жаловать не будут. И вот почему. Беспредельно бьют молодых солдат именно бывшие салаги из второй группы. Если бывшие салаги любой ценой попытаются сломать солдата, показавшего, что он умеет держать удар, то старослужащие первой группы в конечном итоге попросят оставить человека в покое.

Бывают, конечно, и исключения из правила, когда по какому-то стечению обстоятельств в одной войсковой части собирается много дедов второй группы. Но и в этом случае молодые солдаты первой группы все равно держат удар. Хотя, скажу, что слышал о случаях, когда происходят встречи после службы на гражданке с неблагоприятным исходом для беспредельщиков.

[И.Ш.] О том и речь - бывают исключения... И задавал я себе вопрос, что делать в исключительных ситуациях, когда имеешь дело с беспредельщиками, сверхзадача которых по жизни - сломать тебя.

[Александр] Вы пишете: "Обычно у заключенного, перестрелявшего дедов, выше статус, чем у салаги, которого деды решили опустить." Ну, прямо-таки, не знаю что Вам сказать. Убийцы под любым соусом мне просто отвратительны. Неужели Ваша рассылка не сможет научить держать удар дурней?

[И.Ш.] Наше общество готово назвать убийцей того, кто защищается. Следующий шаг - назвать убийцами тех, кто защищает свою страну от врагов. Толстой, например, так и сделал, выступив со своей проповедью непротивления злу «насилием».

Наше общество - преступное общество. Оно нередко ставит парней в ситуации, в которых у них выбор один: защитить свое достоинство с оружием в руках и быть за это посаженным или превратиться в чмо. Но так бескомпромиссно вопрос ставится редко, гораздо чаще стороны «договариваются»: одна сторона отказывается от самозащиты с оружием в руках, другая сторона проявляет «умеренность» в зачмошивании.

Не всем приходится встать перед крайним выбором, но кому-то приходится! Я с ними - а не с теми, кто их перед этим выбором поставил, и не с теми, кто их за самозащиту осуждают.

  © Веб-дизайн Habiba
http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/ ilyashalnov@yandex.ru