Психотехники Бессознательного
Проект
  Ильи
    Шальнова
Главная

Консультации

Автор, Контакты

http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/

Ох уж эти лидеры!

Есть люди, которые способны быть лучшими, создавать, мотивировать, договариваться, организовывать, вести. Они заслуживают уважения. Учу я именно этому.

Но есть совершенно другая категория. Это те, кто умеют захватывать позиции - растолкаи, непускаи, понтовики, социально безответственные. «Ну и что, что всё кругом разваливается? И пусть разваливается. И хорошо, что разваливается. Главное, что таким как я живется хорошо. Я благополучен, я лидер. Мои принципы: (1) всё дозволено, (2) заботься только о себе, (3) совесть - это выдумка неудачников, (4) человек сам виноват во всех бедах, что с ним случаются» и так далее... Именно о второй категории была написана статья.

Конкуренция - это зло

Мы живем в мире, ориентированном на конкуренцию, а не на сотрудничество. Причем, теперь принято смотреть на конкуренцию не как на зло, которое должно быть преодолено, а как на что-то положительное. Мир ориентирован не на преодоление этого зла, а на привнесение его во всё, во что только можно его привнести. И эта демоническая ориентация накладывает свой отпечаток на все мироустройство.

Коммунистическое общество было в большой степени настроено на сотрудничество. Когда эта ориентация была потеряна, начался застой. Когда была взята ориентация на конкуренцию, начался развал.

В чем сущность конкуренции? Не в том, что тот, кто работает лучше другого, преуспевает больше, а в том, что другому места не остается. Потому победа в конкуренции не вызывает никакой радости у человека нормального. Наоборот, люди, ориентированные на конкуренцию, попадая в общество, где проигравшие социально защищены, переживают, что проигравшие не попадают ни в какую личную катастрофу. И сама возможность успешно работать их мало радует, если безработные рядом получают пособие.

Досталась нам конкуренция в наследство от животного мира, и это кому-то дает основание полагать, что так и должно быть, хотя человеку не пристало во всем ровняться на животных.

Конкуренция начинается с детсадовского возраста. Чтобы успешно конкурировать, одни дети учатся держать других детей в отрицательном трансе. Проигрывают в этой борьбе в первую очередь те, кто отнимать, кричать и драться не любит, а также те, кому приходится бороться не только с коллективом, но и с собственными родителями. Далее неконкурентные (уже зачмошенные) проигрывают позиции в школе. Не потому, что они неспособнее или ленивее от природы, а потому, что вся школьная программа построена таким образом, что должны быть лидеры и аутсайдеры. Так и учатся люди топить друг друга - запугиваниями, насмешками, малыми бойкотами, прочими психотехниками. И нет ничего почетного в выигрыше в этой борьбе.

Это на уровне школы. Далее производство организуется таким образом, чтобы изматывать рабочий класс, не давая ему возможности выйти из люмпен-состояния.

Тот, кто работает, знает, что чем больше работаешь, тем больше работы себе находишь. Но типичное современное общество страдает от безработицы. Человек оказывается без работы не потому, что достойной работы нет, а потому что работать не дают. Зато места, где труженик совершенно не уважается (где, соответственно, труд практически не оплачивается) всегда есть. Конкуренция имеет смысл только в том мире, где есть дефицит рабочих мест, и где, оказавшись без работы, человек оказывается в беде (вынужден, например, идти рабом к какому-нибудь хозяину). Общество, ориентированное на конкуренцию, - это общество, ориентированное на безработицу.

В этом и есть суть конкуренции - вознаграждение определяется не тем усилием, которое ты вкладываешь, и не той отдачей, которую дает твой труд, а тем, какое место в социальной системе ты занимаешь. И потому жизненно важно занять место, которое с таким же успехом мог бы занять другой! Когда ты его займешь, с другим тебя уже никто не сможет сравнить, с другим уже покончено, он уже сброшен с корабля... Общество конкуренции - это общество, где люди живут в перманентном страхе потерять хорошее место.

«Лидеры»

Конкурентное общество - общество, в котором лучший может остаться на обочине, в котором быть лучшим не значит быть принятым. Оплачивается не труд, оплачивается место! Отсюда столько желающих попасть в лидеры - не чтобы больше работать, а чтобы, меньше давая, побольше брать.

Лидер - тот, кто занимает места, которые с большим успехом могут занимать другие.
Лидер - это тот, кто может занять место, при низких деловых качествах.
Лидер - тот кто, даже будучи никем, пользуется уважением.
Лидер - тот, кто дешевый товар может дорого продать.
Лидер - тот, за кем идет быдло.

Сверхлидер - тот, кто при ничтожных деловых качествах может занимать самые высокие посты. Примеров сверхлидеров сколько угодно - чтобы посмотреть на них достаточно включить телевизор. И большинство школ лидерства именно на такую концепцию лидерства в общем-то ориентированы.

Между тем, деловые качества и способность к лидерству в некотором смысле антагонистичны - тот не может бороться за место, кто все силы отдает делу. В какой степени они антагонистичны? Посмотрите на современное мироустройство с его войнами и бедами. Один вывод напрашивается - среди лидеров (среди так называемой элиты) порядочных людей практически нет - дрянь на дряни сидит и дрянью погоняет...

Чтобы стать лидером в обществе ориентированном на конкуренцию, на сталкивание с корабля нужно уметь работать локтями. Кстати, развивать в себе качества лидера именно в этом понимании приходится, хочешь не хочешь. В локтевой борьбе приходится разбираться просто из соображений самозащиты. С волками жить - по-волчьи выть. Важно не стать волчарой в душе, не принять волчьей религии... Не надо молиться на способность расталкивать других и считать себя богоизбранным на том основании, что научился работать локтями совершенно раскованно, что теперь это здорово получается.

О демократии

Мы живем в достаточно демократическое время. Это значит, что то, какую позицию займет человек в жизни, зависит от него самого в большей степени, чем от внешних обстоятельств, если не принимать в расчет удачу с родителями. А раньше все почти исключительно определялось прямым наследованием социального статуса и имущества.

Социальные лифты временами отключаются, но по большей части они существуют, и человек может ими воспользоваться, если соответствует критериям, по которым к этим лифтам общество допускает.

Есть два принципа подъема по социальной лестнице. Назовем их быдлократическим и элитократическим. При быдлократическом (охлократическом) подъеме, низы наделяют властью, авторитетом кого-то из своей среды и «забрасывают» в элиту. При элитократическом (номенклатурном) подъеме элита сама себе отбирает из низов тех, кто ей нравится. Быдлократия, то что теперь обычно называется демократией, с этой точки ничего хорошего из себя не представляет, потому что быдло ничем не лучше элиты, хоть и элита недалеко от быдла ушла... Потому молиться на демократию, как на справедливое мироустройство просто нелепо.

Бытовая демократия

С точки зрения быдлократического подъема, то, что происходит на официальных выборах - не есть самое существенное. На этих выборах отбираются те, кто может оплатить пиар.

Куда важнее то, что происходит на простых вечеринках... Возьмем типичную для нашего народа застольную игру. Разговор ведется таким образом, что в него очень трудно «встроиться», но победителями в игре считаются именно те, кто сумел встроиться. За победу в игре полагается уважение. В играх такого рода определяются лидеры. Ну и побеждают, естественно, самые шумные, самые тупые, самые самодовольные, они же потом получают путевку в жизнь. Такие вот сверхтупые и сверхсамодовольные Мальчиши Плохиши становятся премьер-министрами и, естественно, разваливают страну. Народ, который избрал себе таких лидеров, расплачивается за свои «безобидные» игры, за произвол в уважении...

Чтобы набирать очки в быдлократическом подъеме, надо, прежде всего, внушать быдлу собственную исключительность, не забывая параллельно внушать: я один из вас, ничто быдлово мне не чуждо. Чтобы быть уважаемым в среде пьяниц, надо пить. Чтобы быть уважаемым в среде хулиганов, надо хулиганить или быть ментом, который не считается с законами. Чтобы быть уважаемым в среде баранов, надо быть бараном, пусть самым продвинутым, но бараном - ничего тут не поделаешь.

При элитократическом подъеме надо быть лояльным власти и решать задачи, которые решает элита. Если элита поднимает страну, надо быть строителем. Если элита ворует – надо уметь воровать и давать откаты.

Противопоставить быдлократию и элитократию можно только условно, потому что между быдлом и элитой трудно провести границу. Не лучшие человеческие качества требуются и для того и для другого подъема. Чего еще можно ждать от общества, ориентированного на конкуренцию, а не на сотрудничество.

Сверхзадачи «лидера»

«Лидеры», занимающие позицию, не пускают в свою среду тех, кто может работать лучше их. Не принимать в свою среду более способных - сверхзадача, которая решается не за совесть, а за страх! У того, кого не приняли, формируется «комплекс непринимаемого». У того, кто не принимает, формируется «комплекс неполноценного». Не комплекс неполноценности (неопределенное понятие), а именно комплекс неполноценного. И чтобы компенсировать горькое чувство человека, занимающего место того, кто мог бы делать дело лучше (чувство вора, по сути), нужны восхваления, почести со стороны, подобострастие, прочие компенсаторные моменты.

Лидерами такого толка создаются теории (совершенно неотвратимо), что способность созидать, преобразовывать мир ничего не стоит, а способность занимать посты, которые могли бы занять натуры более созидательные, и способность в свой круг созидателей не пускать - и есть проявление особой богоизбранности. Что человек стоит столько, сколько продает, сколько получает...

Эти теории оправдывают паразитизм. В соответствии с ними, если быдло эксплуатируется богоизбранными,- все в порядке. Вот только разница между быдлом и богоизбранными чаще всего в случайностях обстоятельств и в готовности всегда пускать в ход локти, при всех возможностях зачмошивать конкурентов и другими способами не давать им подняться, да стелиться под сильных мира сего...

Направленность лидерства

Странно и то, что о лидерстве принято говорить как о величине скалярной, хотя правильнее было бы говорить о ней, как о величине векторной. Тут и направление нельзя игнорировать. Вот притча:

Путана сказала философу: «Ты столько времени занимаешься со своими учениками, но стоит мне их поманить - они оставят тебя и пойдут за мной». «Это верно, - ответил Философ, - тянуть вниз проще, чем вверх».

Путана претендовала на признание ее лидерских способностей. Она и есть лидер, но только, если игнорировать направление, в котором она может вести. Такого рода «сильный» лидер не может остаться сильным лидером, изменив направление. Потому, очевидно, направление вектора нельзя игнорировать. Если считать лидерами тех, кто может вести в правильном направлении, большинство «признанных лидеров»- не лидеры вовсе, а БЫДЛОВОДЫ, не более того... За Державу обидно.

Союз дурных

В советские времена условием успешного продвижения «вверх» было членство в коммунистической партии. Оно подтверждало лояльность к системе, принятие всей неправды системы. В наше время условием успешного «подъема» является принадлежность невидимому союзу дурных. «Союзники» прекрасно узнают друг друга по готовности всегда творить неправду, мутить воду, в которой потом можно будет ловить рыбку, по презрению к простому человеку, к рабу в их понимании, и готовности всегда выступать за изменения, которые «успешных» делают богаче, а «неуспешных» беднее. Говорят ли об этом в школах лидерства?

  © Веб-дизайн Habiba
http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/ ilyashalnov@yandex.ru