Психотехники Бессознательного
Проект
  Ильи
    Шальнова
Главная

Консультации

Автор, Контакты

http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/

Акцентуации. Паранойяльная акцентуация

Невроз, психоз, акцентуация

Неврозы - дисгармонии души, вызванные (как правило) неразрешенными внутренними конфликтами. Психозы - тяжелые дисгармонии души, приводящие к глубокому разладу всех или почти всех душевных функций. Психозы также нередко связаны с конфликтами, но еще более глубинными и драматичными. То есть невроз, и даже психоз - это часто (не всегда!) неумелое поведение души в относительно здоровом теле.

В психиатрических больницах оказываются люди с полудиагнозами паранойя, шизофрения, депрессия, истерия... Если отклонения очень нормы очень сильно выражены, говорят о болезни. Если отклонения не настолько выражены, чтобы говорить о болезни, но все же настолько выражены, что трудно говорить о полном здоровье, мы имеем дело с акцентуациями. Акцентуация - баланс на грани болезни и здоровья.

Каждому синдрому (запредельному отклонению) соответствует акцентуация.

Паранояльная акцентуация по Ганнушкину

Посмотрим, как Ганнушкин описывает паранойяльную акцентуацию. Для начала - ее проявление у эгоцентричных людей.

[Ганнушкин] (...) Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию так называемых сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются; эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее влияние на все его поведение. Самой важной такой сверхценной идеей параноика обычно является мысль об особом значении его собственной личности. Соответственно этому основными чертами психики людей с параноическим характером являются очень большой эгоизм, постоянное самодовольство и чрезмерное самомнение.

Это люди крайне узкие и односторонние: вся окружающая действительность имеет для них значение и интерес лишь постольку, поскольку она касается их личности; все, что не имеет близкого, интимного отношения к его «я», кажется параноику мало заслуживающим внимания, мало интересным. (...)

Что касается эмоциональной жизни параноиков, то уже из всего предыдущего изложения со всей ясностью вытекает, что это люди односторонних, но сильных аффектов: не только мышление, но все их поступки, вся их деятельность определяются каким-то огромным аффективным напряжением, всегда существующим вокруг переживаний параноика, вокруг его «комплексов», его «сверхценных идей»; лишнее добавлять, что в центре всех этих переживаний всегда находится собственная личность параноика.

Односторонность параноиков делает их малопонятными и ставит их по отношению к окружающей среде первоначально в состояние отчуждения, а затем и враждебности. Крайний эгоизм и самомнение не оставляют места в их личности для чувств симпатии, для хорошего отношения к людям, активность побуждает их к бесцеремонному отношению к окружающим людям, которыми они пользуются как средством для достижения своих целей; сопротивление, несогласие, борьба, на которые они иногда наталкиваются, вызывают у них и без этого присущее им по самой их натуре чувство недоверия, обидчивости, подозрительности. Они неуживчивы и агрессивны: обороняясь, они всегда переходят в нападение, и, отражая воображаемые ими обиды, сами, в свою очередь, наносят окружающим гораздо более крупные; таким образом, параноики всегда выходят обидчиками сами, выдавая себя за обиженных. (...)

Нельзя позавидовать человеку, которого обстоятельства вовлекают в борьбу с параноиком, этого рода психопаты отличаются способностью к чрезвычайному и длительному волевому напряжению, они упрямы, настойчивы и сосредоточены в своей деятельности. (...)

В борьбе за свои воображаемые права параноик часто проявляет большую находчивость: очень умело отыскивает он себе сторонников, убеждает всех в своей правоте, бескорыстности, справедливости и иной раз, даже вопреки здравому смыслу, выходит победителем из явно безнадежного столкновения, именно благодаря своему упорству и мелочности. Но и потерпев поражение, он не отчаивается, не унывает, не сознает, что он не прав, наоборот, из неудач он черпает силы для дальнейшей борьбы.

Надо добавить, что, пока параноик не пришел в стадию открытой вражды с окружающими, он может быть очень полезным работником; на избранном им узком поприще деятельности он будет работать со свойственным ему упорством, систематичностью, аккуратностью и педантизмом, не отвлекаясь никакими посторонними соображениями и интересами. (...)

Паранойяльность без эгоцентризма

[Ганнушкин] Фанатики. Этим термином, согласно обычной речи, обозначаются люди, с исключительной страстностью посвящающие всю свою жизнь служению одному делу, одной идее, служению, совершенно не оставляющему в их личности мест ни для каких других интересов. Таким образом, фанатики, как и параноики, люди «сверхценных идей», как и те, крайне односторонние и субъективные. Отличает их от параноиков то, что они обыкновенно не выдвигают так, как последние, на передний план свою личность, а более или менее бескорыстно подчиняют свою деятельность тем или другим идеям общего характера. Центр тяжести их интересов лежит не в самих идеях, а в претворении их в жизнь - результат того, что деятельность интеллекта чаще всего отступает у них на второй план по сравнению с движимой глубоким, неистощимым аффектом волей. (...)

Аффекты фанатиков так же, как их идеи, не отличаются богатством. Это люди не только одной идеи, но и одной страсти. Будучи большей частью лишенными грубой корысти и такого неприкрытого и всепоглощающего эгоизма, как это мы видели у параноиков, фанатики, однако, редко оказываются способными проявлять душевную теплоту по отношению к отдельным людям. Последние обыкновенно являются для них лишь орудием, при помощи которого они стремятся достигнуть поставленных ими себе целей. Поэтому в личных отношениях они чаще всего или безразлично холодны, или требовательно строги. (...)

Главная сила фанатиков заключается в их несокрушимой воле, которая помогает им без колебания проводить то, что они считают нужным. К голосу убеждения они глухи, вся их страстная, но несложная аффективность находится целиком на службе их веры, а сопротивление и преследования только закаливают их. Железная воля и делает фанатиков опасными для общества. (...)

Жизненный путь фанатика определяется его внутренним существом: это человек борьбы, редко обходящийся без столкновений с действительностью. Отсутствие у него гибкости и приспособляемости легко приводит его к конфликту с законом и общественным порядком, поэтому одним из этапов его карьеры часто оказывается пребывание в тюрьме или в психиатрической больнице. (...)

Здесь же, быть может, следует упомянуть и о довольно многочисленной группе, если только можно так выразиться, фанатиков чувства. К ним чаще всего относятся восторженные приверженцы религиозных сект, служащие фанатикам-вождям слепым орудием для осуществления их задач. (...)

А что если фанатик без дефекта личности?

[И.Ш.] Ганнушкин пишет, что люди обыкновенно являются для фанатиков лишь орудием, при помощи которого они стремятся достигнуть поставленных ими себе целей. Поэтому они чаще всего "безразлично холодны, требовательно строги, даже опасны для общества".

Интересно, а если фанатик поставит цель привнести в мир как можно больше гармонии, уравновешенности, духовности, взаимоподдержки, тепла, что получится? Если он будет со своим бесконечным упорством работать над душой и освобождением ее от всех видов неуравновешенностей и зависимостей? Если он будет упорно строить реальную гармонию, в которой нет места фанатизму?

Понять акцентуацию - значит понять общий знаменатель всех симптомов

Понять акцентуацию - значит понять причину, что лежит в основе всех симптомов, образующих систему взаимосвязанных симптомов, то есть синдром.

Ригидность аффекта - причина паранойи

Так MMPI-тест, который был разработан в свое время как раз для выявления акцентуаций, показал, что в основе паранойи лежит ригидность аффекта.

Что же означает ригидность аффекта? Если мы хотим чего-то, но не получаем, мы испытываем то, что у психологов называется фрустрацией, что в просторечье называется обломом. Фрустрация (облом) переживается человеком сначала остро, но со временем острота переживания исчезает, человек успокаивается - аффект, переживание, сходит на нет. У параноика успокоения не происходит. Аффект сохраняет свою силу надолго, быть может, навсегда. Параноик не успокаивается - хотя он и переключается на другие дела и как будто покидает неразрешенную ситуацию. Но в новой ситуации, напоминающей старую, обнаруживается, что ничто не забыто, и аффект сохранил всю свою силу.

У человека с ригидным аффектом может быть масса терпения, но чаша терпения наполняется от раза к разу и, начиная с некоторого момента, каждая новая капля будет ее переполнять. Параноик может показать себя терпимым и в одной ссоре, и в другой, и в сотой, но, начиная с некоторой, начинает проявлять непонятную для забывчивого человека абсолютную нетерпимость. Если, например, у тещи или невестки есть ригидность аффекта и нет привычки выяснять отношения (в хорошем смысле этого слова), то есть искать взаимопонимания - напряжение будет накапливаться от ситуации к ситуации, что рано или поздно приведет к набирающему обороту конфликту.

Для человека с ригидным аффектом совершенно необходимо разрешать все конфликты, иначе напряжение в его душе будет оставаться вечно.

Если он не сможет прийти к договоренности, в лучшем случае он начнет работу над своей мотивацией - к примеру, переведет человека из разряда тех, кто ему близок, в категорию тех, кто ему безразличен. В худшем случае, он будет продумывать, как обидчика (из-за которого в душе остается вечная тяжесть) наказать.

Он не может оставить дело недоделанным - переживание неразрешенности не даст ему оставить дело. Отсюда бесконечная настойчивость. Если задача неразрешима на одном уровне, он берется за ее решение на другом уровне. Так, если он не может в условиях данной системы заработать много денег, например, он будет заниматься революцией, в случае победы которой у него появится возможность заработать. Если революция невозможна на данный момент, он будет готовить базу для революции в далеком будущем...

Недоделанные дела не оставляют его душу в покое. И, когда он начинает строить дом, он думает не только о сиюминутной задаче (о кирпиче, который в руках), а о всем строительстве… Потому каждый кирпич для него весит, как целый дом. Потому ему бывает не просто включиться в работу - со слишком большими перестройками в душе это связано.

Установка "не хочу сдаваться" - причина ригидности аффекта

Параноик - это человек, который не хочет и потому не может сдаваться. И тут важно понять: не тот не хочет сдаваться, у кого аффект ригиден, а у того аффект ригиден, кто не хочет сдаваться. Первична установка "не сдаваться", вторична ригидность аффекта. Установка «не сдаваться» лежит в основе паранойи. Откажется человек от установки - изменится кардинально, перестанет быть параноиком...

Только вряд ли он откажется... Вряд ли вообще осознает, причину своих бед... Да и осознав, быть может, не захочет отказываться, потому что, эта самая установка ему нужна, чтобы вершить большие дела. С установкой жить трудно, но без нее не будет победы. А за победу надо платить. Не принимающий поражения параноик - это тот, кто готов платить за победу любую цену.

Установка - акцентуация

В основе любой акцентуации лежит одна установка. Найти эту установку - значит понять акцентуацию.

Понять, где установка уместна, где неуместна - значит освободиться от ограничений и проблем, акцентуацией налагаемых, не утратив той силы, которую акцентуация дает.

Акцентуация - это или слабость или ресурс

Неправильно делать выводы о человеке на основании измеренной ригидности аффекта (приблизительно ригидность аффекта можно измерить с помощью того же MMPI). Ригидность аффекта - это и возможности и отягощения. В случае полной дисгармонии - это одни лишь отягощения и никакого конструктива. В случае полной гармонии - это созидательные возможности и полная свобода от отрицательных побочных эффектов.

Произвольный запуск уместной акцентуации

Вообще говоря, деление людей по акцентуациям - это в принципе неправильное деление. Оно как будто ориентирует нас, пока мы имеем дело с примитивными людьми, коих большинство. Оно совершенно путает, когда мы имеем дело со свободными людьми. На свободных людей статистика не распространяется.

Свободные люди умеют «запускать» ту акцентуацию, которая соответствует жизненной ситуации. То есть они параноики в хорошем смысле этого слова, когда нужна настойчивость. В другой ситуации они проявят запредельную беззаботность... Проблемы возникают у человека и его окружения, если он не может в нужный момент подходящую акцентуацию включить, и неподходящую выключить.

  © Веб-дизайн Habiba
http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/ ilyashalnov@yandex.ru