Психотехники Бессознательного
Проект
  Ильи
    Шальнова
Главная

Консультации

Автор, Контакты

http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/

Дурная шизофрения

-- Быть может, именно простота случившегося и сбивает вас с толку, -- сказал мой друг.
-- Ну, какой вздор вы изволите говорить! -- ответил префект, смеясь от души.
-- Быть может, тайна чуть-чуть слишком прозрачна, -- сказал Дюпен.
-- Бог мой! Что за идея!
-- Чуть-чуть слишком очевидна.
-- Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! -- загремел наш гость, которого эти слова чрезвычайно позабавили...

Эдгар Аллан По
"Похищенное письмо"

Если Бог хочет наказать человека, он лишает его разума

Если Бог хочет наказать человека, он лишает его разума. Тот, кто создает системы, цель которых запутать других, рано или поздно сам в них запутывается. Если дело заходит слишком далеко, у человека развивается выраженный психоз, с галлюцинациями, бредом, нарушениями памяти и другой симптоматикой.

Психиатрические больницы потому и называются "дурдомами", что имеют дело по большей части не столько с душевными болезнями, сколько с дурью человеческой во всем многообразии ее проявлений.

В случае дурной шизофрении можно было бы сказать, что нет болезни, но есть распоясавшаяся дурь. Считается, однако, что больным надо помогать, потому запредельная дурь нередко оправдывается диагнозом. Тут как с алкоголизмом. Вроде болезнь, но лечится почему-то только палкой, жестокой и систематической.

На использовании замаскированной палки (болезненных видов терапии) обычно и строится современное «лечение» недугов этого рода. При чем врачи дают понять больным, что палкотерапия применяется именно как наказание - ломают больных и, естественно, не скрывают этого от них. Скрывают, однако, суть того, чем занимаются, от общественности.

До диагноза «шизофрения», до клинических проявлений дурь доводит редко. В случаях средней тяжести говорят о плохом характере. В легких случаях человек воспринимается нормальным во всех отношениях. Однако все равно у него наблюдаются неестественность общения, снижение способностей. В наше время, впрочем, и неестественность общения и снижение способностей стали уже совсем привычными. То же, что является нормой, воспринимается современниками как харизма и сверхспособности.

Откуда приходят глюки?

Конфликтные отношения между разными сторонами души человека (субличностями, бытностями) отражают его конфликты во внешнем мире, являются их продолжениями. Также и внешние конфликты являются продолжением внутренних. Одни и те же приемы используются как во внешних, так и во внутренних разборках. Можно сказать, что конфликтность границ не знает и свободно переходит из внутреннего мира во внешний и обратно.

Ложь во внешнем мире помогает человеку вести свою деструктивную линию, оставаясь вне контроля со стороны. Ложь помогает субличностям проводить свою деструктивную линию в душе человека, оставаясь вне контроля со стороны конструктивного сознания. В конце концов, деструктивные субличности могут совсем уйти в тень, в бессознательное. По такому сценарию происходит дурное расщепление личности (потеря чувства себя, нарушение конструктивного раппорта со своими же внутренними сущностями).

Субличности, которые обрели независимое бытие, могут восприниматься как «голоса». Они часто имеют огромную власть над человеком, потому что знают его слабые места и знают техники наведения транса (на вроде эриксоновских), внушают, подчиняют, запутывают, но представляются друзьями, любовниками, союзниками... Они-то умеют построить раппорт, но совсем не конструктивный...

Цели у них обычно недобрые… Именно недобрые цели заставили их в свое время спрятаться в тени, в бессознательном, уйти в подполье.

Все, что делает человек в состоянии дурной шизофрении, может казаться нелогичным, но на самом деле, всегда имеет свою внутреннюю логику. Все, что ни делается в этом состоянии, направленно на реализацию скрытой агрессии и на подчинение себе окружения. Бред в этом смысле тоже «логичен» - оправдывает враждебные по отношению к окружению действия.

А, может, голоса – это не субличности?

К выводу о том, что голоса представляют собой субличности, которые человек не воспринимает как часть своего Я, прийти естественнее всего. Другое предположение уводит в мистику. Можно ведь допустить, что голоса принадлежат внешним по отношению к человеку сущностям со своими целями и понятиями. Неизвестно впрочем, в какой степени вообще правомерно противопоставление внешнего и внутреннего в этом случае - не ясно, приходят ли гости из того мира, что называется личным бессознательным или из того мира, описанного Юнгом, что называется коллективным бессознательным.

Но болезнь заключается не в том, что голоса есть, а в том, что человек не может (то есть, не хочет) достойно общаться с ними, не способен видеть их лесть как лесть, ложь как ложь, грубую манипуляцию как грубую манипуляцию, гипноз как гипноз. Если они и приходят со стороны, то выбирают себе в жертву тех, кого легко дезориентировать, кто уже сам дезориентировал себя.

Проблема не в наличии глюков, а в том, что критическое к ним отношение отключается. Критические замечания ближних также отбрасываются - те, кто призывают к критике, встречают враждебность, агрессию. Невменяемость - вот с чем приходится иметь дело.

Деструктивные споры усиливают невменяемость

Локальная невменяемость - явление самое, что ни на есть обычное в наше время. Она стоит за многими иррациональностями поведения. В формировании клинической невменяемости обычно особое место занимают споры. Споры, в которых дурень утверждает неправду. Чем сильнее и очевиднее становятся аргументы его оппонента, тем мощнее становится способность дурня не видеть очевидное. Если такие разговоры идут из месяца в месяц, из года в год, тот, кто утверждает правду, развивает свои способности к аргументации, а тот, кто утверждает неправду, развивает свою невменяемость и уходит в психоз. Как раз те, кому такие разговоры особенно противопоказаны, готовы их вести бесконечно себе на погибель.

Особенно плохо, если споры идут вокруг чего-то, что связано с психической травмой и чувством вины, к примеру, вокруг абортов.

Невменяемость, впрочем, часто начинается в раннем детском возрасте. Когда дети делают то, что родители запрещают, а на слова родителей учатся не обращать внимания.

Никотин, кофе и другие психоделики

Использование психоделиков - тоже момент немаловажный. Когда глюки на подходе, они настраивают человека на то поведение, что обеспечивает биохимические сдвиги. Курение вне всякой меры, кофе в неимоверных дозах, сокращение сна, сокращение питания... Психоделия плюс непрерывная напряженная работа мысли по утверждению вранья, «работа» по развитию способностей не понимать оппонентов - все это приводит к формированию дурного психоза.

Зачем люди сходят с ума?

Фрейд ввел понятия первичной и вторичной выгоды от невроза. В случае первичной выгоды, человек с помощью иррационального поведения избавляется от психологического напряжения. К примеру, человек может испытывать навязчивую потребность в мытье рук, если хочет как бы смыть грязь от общения с плохими людьми. Страх перед темнотой, может отражать страх перед миром, в котором трудно разобраться. В этом случае, отстаивая свое нежелание входить в темноту, человек иррациональным образом отстаивает свое право не входить в мир, в котором он не может разобраться. С момента осознания невротического симптома как иррационального стремления к первичной выгоде, человек от симптома освобождается.

Но существует и вторичная выгода от болезни (невроза ли, психоза ли, соматического ли заболевания). Адлер придавал ей куда большее значение, чем Фрейд. Болезнь дает человеку немалые привилегии - возможность самому не подстраиваться, право требовать подстройки от других. Плюс освобождение от работы, санатории и так далее... В случае первичной выгоды сам человек страдает от своего иррационального поведения. В случае вторичной выгоды, от его иррационального поведения страдают другие. Потому осознание симптома как похода за вторичной выгодой далеко не всегда приводит к его устранению. Потому сопротивление рациональному мышлению, показывающему симптом, как воровство своего рода, бывает особенно жестким и агрессивным.

Необходимо оговориться, что вторичная выгода далеко не всегда является движущей силой расстройств. Но дурная шизофрения - это в очень большой степени поход за вторичной выгодой.

Дурная шиза и ее маскировка под алкоголизм или религиозность

Шиза часто маскируется под алкоголизм и другие виды наркомании. В этом случае «больной» ведет себя совершенно неадекватно только после того, как выпьет или ширнется. И наивные близкие верят, что он-то хороший, а виновата водка. Думают, что он дурит, потому что пьет. На самом деле, он пьет, потому что психоз (распоясавшаяся вне всякой меры дурь) того требует, чтобы себя проявить. Если у такого алкоголика не будет возможности пить, психоз его все равно себя проявит - найдет способ.

Часто психоз маскируется под фанатичную религиозность... Дурная религиозность, алкоголизм и шизофрения - три наиболее популярных способа дурного беспредела.

Дурные неврозы и дурные психозы совершенно несовместимы с пониманием дури. Поэтому понимание означает прекращение болезни, поэтому болезнь борется с пониманием, не допускает его. С тем, кто не встал на путь вранья, эта беда не случится никогда.

  © Веб-дизайн Habiba
http://shalnov-school.ru/ http://ipolyglot.net http://shalnov.ru/ ilyashalnov@yandex.ru